Венерические болезни и сифилис. 13 глава

___________

Многие часы ночи, когда издавна кончился жар в печке и начался жар в руке и голове, кто-то ввинчивал в темя подогретый горячий гвоздь и разрушал мозг. «У меня жар, — сухо и беззвучно повторял Турбин и внушал для себя: — Нужно днем встать и перебраться домой...» Гвоздь разрушал мозг и в конце Венерические болезни и сифилис. 13 глава концов разрушил идея и о Лене, и о Николке, о доме и Петлюре. Все стало — все равно. Пэтурра... Пэтурра... Осталось одно — чтоб закончилась боль.

Глубочайшей же ночкой Рейсс в мягеньких, отороченных мехом туфлях пришла сюда и посиживала около него, и снова, обвив рукою ее шейку и слабея Венерические болезни и сифилис. 13 глава, он шел через мелкие комнаты. Перед этим она собралась с силами и произнесла ему:

— Вы встаньте, если только сможете. Не обращайте на меня никакого внимания. Я вам помогу. Позже ляжете совершенно... Ну, если не сможете...

Он ответил:

— Нет, я пойду... только вы мне помогите...

Она привела его к малеханькой Венерические болезни и сифилис. 13 глава двери этого загадочного домика и так же привела назад. Ложась, лязгая зубами в ознобе и чувствуя, что сжалась и стихает голова, он произнес:

— Клянусь, я вам этого не забуду... Идите спать...

— Молчите, я буду вам разглаживать голову, — ответила она.

Позже вся тупая и злая боль вытекла из головы, стекла с висков в Венерические болезни и сифилис. 13 глава ее мягенькие руки, а по ним и по ее телу — в пол, крытый пыльным пухлым ковром, и там погибла. Заместо боли по всему телу расплескивался ровненький, приторный жар. Рука онемела и стала тяжеленной, как металлическая, потому он и не шевелил ею, а только закрыл глаза и Венерические болезни и сифилис. 13 глава отдался на волю жару. Сколько времени он так пролежал, сказать бы он не смог: может быть, 5 минут, а может быть, и много часов. Но во всяком случае, ему казалось, что так лежать можно было бы всю вечность, в огне. Когда он открыл глаза тихонько, чтоб не вспугнуть сидящую около него, он Венерические болезни и сифилис. 13 глава увидел прежнюю картину: ровно, слабо горела лампочка под красноватым абажуром, разливая мирный свет, и профиль дамы был бессонный близ него. По-детски грустно оттопырив губки, она смотрела в окно. Плывя в жару, Турбин шевельнулся, потянулся к ней...

— Наклонитесь ко мне, — произнес он. Глас его стал сух, слаб, высок. Она Венерические болезни и сифилис. 13 глава оборотилась к нему, глаза ее испуганно насторожились и углубились в тенях. Турбин закинул правую руку за шейку, притянул ее к для себя и поцеловал в губки. Ему показалось, что он прикоснулся к чему-то сладкому и прохладному. Дама не опешила поступку Турбина. Она только пытливее вглядывалась в лицо Венерические болезни и сифилис. 13 глава. Позже заговорила:

— Ох, какой жар у вас. Что все-таки мы будем делать? Доктора необходимо позвать, но как это сделать?

— Не нужно, — тихо ответил Турбин, — доктор не нужен. Завтра я поднимусь и пойду домой.

— Я так боюсь, — шептала она, — что вам сделается плохо. Чем тогда я помогу. Не течет больше Венерические болезни и сифилис. 13 глава? — Она неслышно задела забинтованной руки.

— Нет, вы не страшитесь, ничего со мной не сделается. Идите спать.

— Не пойду, — ответила она и погладила его по руке. — Жар, — повторила она.

Он не выдержал и снова обнял ее и притянул к для себя. Она не сопротивлялась. Он притягивал ее до того Венерические болезни и сифилис. 13 глава времени, пока она совершенно не склонилась и не прилегла к нему. Здесь он ощутил через собственный большой жар живую и ясную теплоту ее тела.

— Лежите и не шевелитесь, — шепнула она, — а я буду вам разглаживать голову.

Она протянулась с ним рядом, и он ощутил прикосновение ее коленей. Рукою она Венерические болезни и сифилис. 13 глава стала водить от виска к волосам. Ему стало так отлично, что он задумывался только об одном, вроде бы не уснуть.

И вот он уснул. Спал длительно, ровно и сладко. Когда пробудился, вызнал, что плывет в лодке по горячей реке, что боли все пропали, а за окошком ночь медлительно белеет Венерические болезни и сифилис. 13 глава да белеет. Не только лишь в домике, но в мире и Городке была полная тишь. Стеклянно жиденько-синий свет расплескивался в щелях штор. Дама, согревшаяся и грустная, спала рядом с Турбиным. И он уснул.

___________

С утра, около 9 часов, случайный извозчик у вымершей Мало-Провальной принял 2-ух седоков — мужчину в Венерические болезни и сифилис. 13 глава черном гражданском, очень бледноватого, и даму. Дама, заботливо поддерживая мужчину, цеплявшегося за ее рукав, привезла его на Алексеевский спуск. Движения на Спуске не было. Только у подъезда № 13 стоял извозчик, только-только высадивший необычного гостя с чемоданом, узлом и клеточкой.

Они нашлись[215]! Никто не вышел в расход, и нашлись Венерические болезни и сифилис. 13 глава в последующий же вечер.

«Он», — отозвалось в груди Анюты, и сердечко ее прыгнуло, как Лариосикова птица. В занесенное снегом оконце турбинской кухни осторожно постучали со двора. Анюта прильнула к окну и рассмотрела лицо. Он, но без усов... Он[216]!.. Анюта обеими руками пригладила темные волосы, открыла дверь в сени, а Венерические болезни и сифилис. 13 глава из сеней в снежный двор, и Мышлаевский оказался необычно близко от нее. Студенческое пальто с барашковым воротником и фуражка... пропали усы... Но глаза, даже в полутьме сеней, можно отлично выяснить. Правый в зеленоватых искорках, как уральский самоцвет, а левый черный... И меньше ростом стал...

Анюта дрожащей рукою закинула крючок, при этом Венерические болезни и сифилис. 13 глава пропал двор, а полосы из кухни пропали оттого, что пальто Мышлаевского опутало Анюту, и очень знакомый глас прошептал:

— Здрасти, Анюточка... Вы простудитесь... А в кухне никого нет, Анюта?

— Никого нет, — не помня, что гласит, и тоже почему-либо шепотом ответила Анюта. — «Целует, губки гладкие стали», — в сладостнейшей тоске Венерические болезни и сифилис. 13 глава помыслила она и зашептала:

— Виктор Викторович... пустите... Лене...

— При чем здесь Лена... — укоризненно прошептал глас, пахнущий одеколоном и табаком, — что вы, Анюточка[217]...

— Виктор Викторович, пустите, закричу, как Бог свят, — страстно произнесла Анюта и обняла за шейку Мышлаевского, — у нас несчастье — Алексея Васильевича ранили...

Удав одномоментно выпустил.

— Как ранили? А Никол Венерические болезни и сифилис. 13 глава?!

— Никол жив-здоров, а Алексей Васильевича ранили.

Полоса света из кухни, двери.

В столовой Лена, лицезрев Мышлаевского, зарыдала и произнесла:

— Витька, ты живой... Слава Богу... А вот у нас... — Она всхлипнула и указала на дверь к Турбину. — 40 у него... гнусная рана...

— Мама добросовестная, — ответил Мышлаевский, сдвинув фуражку Венерические болезни и сифилис. 13 глава на самый затылок, — как это он подвернулся?

Он оборотился к фигуре, склонившейся у стола над бутылью и какими-то блестящими коробками.

— Вы доктор, позвольте выяснить?

— Нет, к огорчению, — ответил грустный и мерклый глас, — не доктор. Разрешите представиться: Ларион Суржанский.

___________

Гостиная. Дверь в переднюю заперта и задернута портьера, чтоб шум Венерические болезни и сифилис. 13 глава и голоса не достигали к Турбину. Из спальни его вышли и только-только уехали остробородый в золотом пенсне, другой бритый — юный, и, в конце концов, седоватый, старенькый и умный в тяжеленной шубе, в боярской шапке, доктор, самого же Турбина учитель. Лена провожала их, и лицо ее стало каменным. Гласили — тиф, тиф... и Венерические болезни и сифилис. 13 глава накликали.

— Не считая раны, — сыпной тиф!..

И ртутный столб на сорока и... «Юлия!»[218]. В спаленке красный жар. Тишь, а в тиши бормотание про лесенку и звонок «бр-рынь»...

___________

— Здоровеньки булы, пане добродзию, — произнес Мышлаевский ядовитым шепотом и расставил ноги. Шервинский, густо-красный, косил глазом. Темный костюмчик посиживал на Венерические болезни и сифилис. 13 глава нем безупречно, глядело дивное белье и галстук бабочкой, на ногах лакированные башмаки. «Артист оперной студии Крамского»[219]. Удостоверение в кармашке. — Чому ж це вы без погон?.. — продолжал Мышлаевский. — «На Владимирской развеваются российские флаги... Две дивизии сенегалов в одесском порту и сербские квартирьеры... Поезжайте, господа офицеры, на Украину и формируйте части»... за Венерические болезни и сифилис. 13 глава ноги вашу маму?..

— Чего ты пристал?.. — ответил Шервинский. — Я, что ль, повинет?.. При чем тут я?.. Меня самого чуть ли не уничтожили. Я вышел из штаба последним ровно в полдень, когда с Печерска показались вражеские цепи.

— Ты герой, — ответил Мышлаевский, — но надеюсь, что его сиятельство, главнокомандующий, успел уйти Венерические болезни и сифилис. 13 глава ранее... Равно как и его светлость, пан гетман... его мама... Льщу себя надеждой, что они в неопасном месте. Родине необходимы их жизни. Кстати, не можешь ли ты мне указать, где конкретно они находятся?

— Для чего для тебя?

— Вот для чего. — Мышлаевский сложил правую руку в кулак и Венерические болезни и сифилис. 13 глава постучал ею по ладошки левой. — Нежели бы мне попалось это самое сиятельство и светлость, я бы 1-го взял за левую ногу, а другого за правую, перевернул бы и тюкал бы головой о мостовую до того времени, пока мне это не надоело бы. А вашу штабную ораву в сортире необходимо Венерические болезни и сифилис. 13 глава утопить!..

Шервинский покраснел.

— Ну, все-же ты поосторожней, пожалуйста, — начал он, — полегче!.. Имей в виду, что князь и штабных бросил. Два его адъютанта с ним уехали, а другие на произвол судьбы.

— Ты знаешь, что на данный момент в музее посиживает тыща человек наших[220], голодные, с пулеметами?.. Ведь их петлюровцы Венерические болезни и сифилис. 13 глава, как клопов, передушат!.. Ты знаешь, как уничтожили полковника Ная?.. Единственный был...

— Отстань от меня, пожалуйста! — не на шуточку сердясь, кликнул Шервинский. — Что же это все-таки за тон?!. Я таковой же офицер, как и ты!

— Ну, господа, бросьте, — Карась вклинился меж Мышлаевским и Шервпнским, — совсем несуразный разговор. Что ты по Венерические болезни и сифилис. 13 глава правде лезешь к нему? Бросим, это ни к чему не ведет...

— Тише, тише, — горестно зашептал Николка, — к нему слышно...

Мышлаевский сконфузился, помялся.

— Ну, не беспокойся, баритон. Это я так... Ведь сам понимаешь...

— Достаточно удивительно!..

— Позвольте, господа, потише... — Николка насторожился и потыкал ногой в пол. Все прислушались. Снизу из квартиры Венерические болезни и сифилис. 13 глава Василисы донеслись голоса. Глуховато расслышали, что Василиса забавно рассмеялся и чуть-чуть истерически будто бы. Будто бы в ответ, что-то отрадно и звонко проорала Ванда. Позже поутихло. Еще мало и глухо побубнили голоса.

— Ну, вещь поразительная, — широкомысленно произнес Николка, — у Василисы гости!.. Гости. Да еще в такое время Венерические болезни и сифилис. 13 глава. Истинное светопреставление.

— Да, тип ваш Василиса, — скрепил Мышлаевский.

___________

Это было около полуночи, когда Турбин после впрыскивания морфия заснул, а Лена расположилась в кресле у его постели. В гостиной составился военный совет.

Решено было всем оставаться ночевать. Во-1-х, ночкой, даже с неплохими документами, ходить ни к чему. Во-2-х Венерические болезни и сифилис. 13 глава, здесь и Лене лучше — то да се... посодействовать. А самое главное, что дома в такое времечко конкретно лучше не посиживать, а находиться в гостях. А еще, самое главное, и делать нечего! А вот винт составить можно.

— Вы играете? — спросил Мышлаевский у Лариосика.

Лариосик побагровел, смутился и сходу все Венерические болезни и сифилис. 13 глава выговорил, и что в винт он играет, но очень, очень плохо... Только бы его не ругали, как ругали в Житомире податные инспектора... Что он потерпел драму, но тут, у Лены Васильевны, оживает душой, так как это совсем исключительный человек Лена Васильевна и в квартире у их тепло и комфортно, в особенности Венерические болезни и сифилис. 13 глава замечательны кремовые шторы на всех окнах, по этому ощущаешь себя оторванным от окружающего мира... А он, этот окружающий мир... согласитесь сами, грязен, кровав и бессмыслен!

— Вы, позвольте выяснить, стихи сочиняете? — спросил Мышлаевскнй, пристально всматриваясь в Лариосика.

— Пишу, — робко краснея, произнес Лариосик.

— Так... Извините, что я вас перебил Венерические болезни и сифилис. 13 глава... Так бессмыслен, вы гласите?.. Продолжайте, пожалуйста...

— Да, бессмыслен, а наши израненные души отыскивают покоя вот конкретно за такими кремовыми шторами...

— Ну, понимаете, что касается покоя, не знаю, как у вас в Житомире, а тут, в Городке, пожалуй, вы его не отыщите... Ты щетку смочи водкой, а то пылишь здорово. Свечки Венерические болезни и сифилис. 13 глава есть? Несравненно. Мы вас выходящим в таком случае запишем... Впятером конкретно покойная игра...

— И Николка, как мертвец, играет, — воткнул Карась.

— Ну, что ты, Федя. Кто в прошедший раз под печкой проиграл? Ты сам и пошел в ренонс. Для чего клевещешь?

— Блакитный петлюровский крап...

— Конкретно за кремовыми шторами и жить Венерические болезни и сифилис. 13 глава. Все смеются почему-либо над поэтами...

— Да храни Бог!.. Для чего же вы в дурную сторону мой вопрос приняли. Я против поэтов ничего не имею. Не читаю я, правда, стихов...

— И других никаких книжек, кроме артиллерийского устава и первых пятнадцати страничек римского права... На шестнадцатой страничке война началась Венерические болезни и сифилис. 13 глава, он и бросил...

— Лжет, не слушайте... Ваше имя и отчество — Ларион Иванович?

Лариосик растолковал, что он Ларион Ларионович, но что ему так симпатично все общество, которое даже не общество, а дружная семья, что он очень вожделел бы, чтоб его называли по имени «Ларион» без отчества... Если, естественно, никто ничего Венерические болезни и сифилис. 13 глава не имеет против?

— Будто бы красивый юноша... — прошептал сдержанный Карась Шервинскому.

— Ну, что ж... сойдемся ближе... Отчего ж... Лжет: если угодно знать, «Войну и мир» читал... Вот, вправду, книжка! До самого конца прочел — и с наслаждением. А почему? Так как писал не обормот какой-либо, а артиллерийский офицер[221]. У вас 10-ка? Вы Венерические болезни и сифилис. 13 глава со мной... Карась с Шервинским... Николка, выходи!

— Только вы меня, ради Бога, не ругайте, — как-то нервически попросил Лариосик.

— Ну, что вы, по правде. Что мы, папуасы какие-нибудь? Это у вас, видно, в Житомире такие податные инспектора отчаянные, они вас и испугали... У нас принят тон серьезный Венерические болезни и сифилис. 13 глава!

— Помилуйте, сможете быть размеренны, — отозвался Шервинский, усаживаясь.

— Две пики... Да-с... вот-с писатель был граф Лев Николаевич Толстой, артиллерии поручик... Жаль, что бросил служить... пас... до генерала бы дослужился... Вобщем, что ж, у него имение было... Можно от скукотищи и роман написать... зимой делать не черта Венерические болезни и сифилис. 13 глава... В имении это просто. Без козыря...

— Три бубны, — неуверенно произнес Лариосик.

— Пас, — отозвался Карась.

— Что все-таки вы? Вы отлично играете. Вас не ругать, а хвалить необходимо. Ну, если три бубны, то мы скажем — четыре пики. Я сам бы в имение сейчас с наслаждением поехал...

— Четыре бубны, — дал подсказку Венерические болезни и сифилис. 13 глава Лариосику Николай, заглядывая в карты.

— Четыре? Пас.

— Пас.

При трепетном стеариновом свете свеч, в дыму папирос, волнующийся Лариосик купил. Мышлаевский, как будто гильзы из винтовки, разбросал партнерам по карте[222].

— М-малый в пиках, — скомандовал он и поощрил Лариосика: — Молодец!

Карты из рук Мышлаевского летели беззвучно, как кленовые листья. Шервинский швырял аккуратненько, Карась Венерические болезни и сифилис. 13 глава — не везет! — хлестко. Лариосик, вздыхая, тихонько выкладывал, как будто удостоверения личности.

— «Папа-мама», видали мы это, — произнес Карась.

Мышлаевский вдруг покраснел, кинул карты на стол и, зверски выкатив глаза на Лариосика, гаркнул:

— Какого же ты лешего мою даму долбанул? Ларион!!!

— Здорово! Га-га-га, — плотоядно обрадовался Карась, — без Венерические болезни и сифилис. 13 глава одной!

Ужасный гвалт поднялся за зеленоватым столом, и языки на свечках закачались. Николка, шипя и взмахивая руками, ринулся прикрывать дверь и задергивать портьеру.

— Я задумывался, что у Федора Николаевича повелитель, — мертвея, вымолвил Лариосик.

— Как это можно мыслить... — Мышлаевский старался не орать, потому из гортани у него вылетало Венерические болезни и сифилис. 13 глава сипение, которое делало его еще больше ужасным, — если ты его своими руками купил и мне прислал? А? Ведь это черт знает, — Мышлаевский ко всем поворачивался, — ведь это... Он покоя отыскивает! А? А без одной посиживать — это покой? Считанная же игра! Нужно все-же крутить головой, это не стихи!

— Постой! Может быть Венерические болезни и сифилис. 13 глава, Карась...

— Что может быть? Ничего не может быть, не считая ерунды! Вы извините, батюшка, может, в Житомире так и играют, но это черт знает что такое!.. Вы не сердитесь... но Пушкин либо Ломоносов хоть стихи и писали, а такую штуку никогда бы не устроили... либо Надсон, к Венерические болезни и сифилис. 13 глава примеру!

— Тише, ты! Ну, что налетел? Со всяким бывает.

— Я так и знал, — забормотал Лариосик... — Мне не везет...

— Стой! Ст...

И разом наступила полная тишь. В отдалении за многими дверцами в кухне затрепетал звоночек[223]. Помолчали. Послышался стук каблуков, открылись двери, появилась Анюта[224]. Голова Лены мелькнула в фронтальной. Мышлаевский побарабанил по сукну Венерические болезни и сифилис. 13 глава и произнес:

— Рановато будто бы? А?

— Да, рано, — отозвался Николка, считающийся самым сведущим спецом по вопросу обысков.

— Открывать идти? — неспокойно спросила Анюта.

— Нет, Анна Тимофеевна, — ответил Мышлаевский, — повремените, — он, кряхтя, поднялся с кресла, — вообщем сейчас я буду открывать, а вы не затрудняйтесь...

— Вкупе пойдем, — произнес Карась[225].

— Ну, — заговорил Мышлаевский и Венерические болезни и сифилис. 13 глава сходу посмотрел так, как будто стоял перед взводом, — так-с. Там, стало быть, в порядке... У доктора — сыпной тиф и прочее. Ты, Елена, — сестра... Карась, ты за доктора сойдешь — студента... Ушейся в спальню... Шприц там какой-либо возьми... Много нас... Ну, ничего...

Звонок повторился нетерпеливо, Анюта дернулась Венерические болезни и сифилис. 13 глава, и все стали еще серьезнее.

— Успеется, — произнес Мышлаевский и вытащил из заднего кармашка брюк небольшой темный пистолет, схожий на игрушечный.

— Вот это зря, — произнес, темнея, Шервинский, — это я для тебя удивляюсь. Ты-то мог бы быть поосторожнее. Как ты по улице шел?

— Не волнуйся, — серьезно и обходительно ответил Мышлаевский, — устроим. Держи Венерические болезни и сифилис. 13 глава, Николка, и играйся к черному ходу либо к форточке. Если петлюровские архангелы, закашляюсь я, сплавь, только чтобы позже отыскать. Вещь дорогая, под Варшаву со мной ездила... У тебя все в порядке?

— Будь покоен, — строго и гордо ответил спец Николка, овладевая пистолетом.

— Итак, — Мышлаевский ткнул пальцем в Венерические болезни и сифилис. 13 глава грудь Шервинского и произнес: — Певец, в гости пришел, — в Карася, — медик, — в Николку, — брат, — Лариосику, — жилец-студент. Удостоверение есть?

— У меня паспорт королевский, — бледнея, произнес Лариосик, — и студенческий харьковский.

— Королевский под ноготь, а студенческий показать!

Лариосик зацепился за портьеру, а позже удрал.

— Остальные — ересь. Дамы... — продолжал Мышлаевский, — нуте-с, удостоверения у Венерические болезни и сифилис. 13 глава всех есть? В кармашках ничего излишнего?.. Эй, Ларнон!.. Спроси там у него, орудия нет ли?

— Эй, Ларион! — окрикнул в столовой Николка. — Орудие?

— Нету, нету, Боже сохрани, — откликнулся откуда-то Лариосик.

Звонок повторился отчаянный, длинный, нетерпеливый.

— Ну, Господи благослови, — произнес Мышлаевский и двинулся. Карась пропал в розовой спальне Венерические болезни и сифилис. 13 глава Турбина.

— Пасьянс раскладывали, — произнес Шервинский и задул свечки.

Три двери вели в квартиру Турбиных. 1-ая из фронтальной на лестницу, 2-ая стеклянная, замыкавшая фактически владение Турбиных. Понизу за стеклянной дверцей черный прохладный парадный ход, в который выходила с боковой стороны дверь Лисовичей; а коридор замыкала уже последняя дверь на улицу.

Двери прогремели, и Венерические болезни и сифилис. 13 глава Мышлаевский понизу кликнул:

— Кто там?

Вверху за собственной спиной на лестнице ощутил какие-то силуэты. Приглушенный глас за дверцей взмолился:

— Звонишь, звонишь... Тальберг-Турбина здесь?.. Телеграмма ей... Откройте...

«Так-с», — мелькнуло в голове у Мышлаевекого, и он закашлялся болезненным кашлем. Один силуэт сзади на лестнице пропал. Мышлаевский осторожно открыл Венерические болезни и сифилис. 13 глава болт, повернул ключ и открыл дверь, оставив ее на цепочке.

— Давайте телеграмму, — произнес он, становясь боком к двери, так, что она прикрывала его. Рука в сероватом просунулась и подала ему небольшой конвертик. Пораженный Мышлаевский увидал, что это вправду телеграмма.

— Распишитесь, — злостно произнес глас за дверцей. Мышлаевский метнул взор и Венерические болезни и сифилис. 13 глава увидал, что на улице только один.

— Анюта, Анюта! — бодро, выздоровев от бронхита, воскликнул Мышлаевский. — Давай карандаш!

Заместо Акюты к нему сбежал Карась, подал. На клоке, выдернутом из квадратика, Мышлаевский нацарапал: «Тур», прошептал Карасю:

— Дай 20 5...

Дверь загремела... Заперлась...

Удивленный Мышлаевский с Карасем поднялись ввысь. Сошлись решительно все. Лена Венерические болезни и сифилис. 13 глава развернула квадратик и механично вслух прочитала слова:

«Страшное несчастье поняло Лариосика точка Актер оперетки Липский...»

— Боже мой, — воскликнул багряный Лариосик, — это она!

— Шестьдесят три слова, — восхищенно ахнул Николка, — смотри, кругом исписано.

— Господи! — воскрикнула Лена. — Что все-таки это такое? Ах, извините, Ларион... что начала читать. Я совершенно про нее Венерические болезни и сифилис. 13 глава забыла!

— Что же все-таки это такое? — спросил Мышлаевский.

— Супруга его бросила, — прошептал на ухо Николка, — таковой скандал...

Ужасный грохот в стеклянную дверь, как обвал с горы, влетел в квартиру. Анюта взвизгнула. Лена побледнела и начала клониться к стенке. Грохот был так чудовищен, страшен, нелеп, что даже Мышлаевский переменился в Венерические болезни и сифилис. 13 глава лице. Шервинский схватил Лену, сам бледноватый... Из спальни Турбина послышался стон.

— Двери!.. — кликнула Лена.

По лестнице вниз, спутав стратегический план, побежали Мышлаевский, за ним Карась, Шервинский и насмерть испуганный Лариосик.

— Это уже ужаснее, — бурчал Мышлаевский.

За стеклянной дверцей взметнулся темный одинокий силуэт, оборвался грохот.

— Кто там? — загремел Мышлаевский, как Венерические болезни и сифилис. 13 глава в цейхгаузе.

— Ради Бога!.. Ради Бога!.. Откройте, Лисович — я!.. Лисович[226]! — воскликнул силуэт. — Лисович — я!.. Лисович!..

Василиса был ужасен... Волосы с просвечивающей розоватой лысинкой торчали вбок. Галстук висел на боку, и полы пиджака мотались, как дверцы взломанного шкафа. Глаза Василисы были безрассудны и мутны, как у отравленного. Он Венерические болезни и сифилис. 13 глава показался на последней ступени, вдруг качнулся и упал на руки Мышлаевскому. Мышлаевский принял его и еле удержал, сам присел к лестнице и сипло, растерянно кликнул:

— Карась! Воды!!!

Был вечер. Время подходило к одиннадцати часам. По случаю событий существенно ранее, чем обычно, опустела и без того не очень многолюдная улица.

Шел водянистый снежок Венерические болезни и сифилис. 13 глава, пушинки его мерно летали по ту сторону окна, а ветки акации у тротуара, летом темнившие окна Турбиных, все более обвисали в собственных снежных гребешках.

Началось с обеда, и пошел плохой мерклый вечер с неприятностями, с сосущим сердечком. Электричество зажглось почему-либо в полсвета, а Ванда накормила за обедом Венерические болезни и сифилис. 13 глава мозгами. Вообщем говоря, мозги еда страшная а в Вандином изготовлении — нестерпимая. Был перед мозгами еще суп, в который Ванда налила постного масла, и нахмуренный Василиса встал из-за стола с истязающей идеей, что как будто он и не обедал совсем. Вечерком же была масса морок, и все морок Венерические болезни и сифилис. 13 глава противных, томных. В столовой стоял столовый стол наверх ножками и пачка Лебидь-Юрчиков лежала на полу[227].

— Ты дурочка, — произнес Василиса супруге.

Ванда поменялась в лице и ответила:

— Я знала, что ты нахал, уже издавна. Твое поведение в ближайшее время достигнуло геркулесовых столбов.

Василисе мучительно захотелось стукнуть ее со всего размаху Венерические болезни и сифилис. 13 глава косо по лицу так, чтобы она отлетела и стукнулась об угол буфета. А позже снова, к тому же лупить ее до того времени, пока это окаянное, костистое существо не замолкнет, не признает себя побежденным. Он — Василиса, измучен ведь, он, в конце концов, работает, как вол, и он Венерические болезни и сифилис. 13 глава просит, просит, чтоб его слушались дома. Василиса скрипнул зубами и сдержался, нападение на Ванду было совсем не так неопасно, как это можно было представить.

— Делай так, как я говорю, — через зубы произнес Василиса, — усвой, что буфет могут отодвинуть, и что тогда? А это никому не придет в голову. Все в Венерические болезни и сифилис. 13 глава городке так делают.

Ванда повиновалась ему, и они вдвоем взялись за работу — к столу с внутренней стороны клавишами пришпиливали валютные бумажки.

Скоро вся внутренняя поверхность стола расцветилась и стала похожа на замудренный шелковый ковер.

Василиса, кряхтя, с налитым кровью лицом, поднялся и окинул взглядом валютное поле.

— Неловко, — произнесла Венерические болезни и сифилис. 13 глава Ванда, — пригодится бумажка, необходимо стол крутить.

— И перевернешь, руки не отвалятся, — сипло ответил Василиса, — лучше стол перевернуть, чем лишиться всего. Слышала, что в городке делается? Ужаснее, чем большевики. Молвят, что повальные обыски идут, все офицеров отыскивают.

В одиннадцать вечера Ванда принесла из кухни самовар и везде в квартире потушила свет. Из буфета Венерические болезни и сифилис. 13 глава достала кулек с черствым хлебом и головку зеленоватого сыра. Лампочка, висячая над столом в одном из гнезд трех-гнездной люстры, излучала с неполно накаленных нитей мерклый красный свет.

Василиса жевал ломтик французской булки, и зеленоватый сыр раздражал его до слез, как сверлящая зубная боль. Тошный порошок при каждом укусе Венерические болезни и сифилис. 13 глава сыпался заместо рта на пиджак и за галстух. Не понимая, что истязает его, Василиса исподлобья смотрел на жующую Ванду[228].

— Я удивляюсь, как просто им все сходит с рук, — гласила Ванда, обращая взгляд к потолку, — я была уверена, что уничтожат кого-нибудь из их. Нет, все возвратились Венерические болезни и сифилис. 13 глава, и на данный момент снова квартира полна офицерами...

В другое время слова Ванды не произвели бы на Василису никакого воспоминания, но на данный момент, когда вся его душа горела в тоске, они показались ему нестерпимо подлыми.

— Удивляюсь для тебя, — ответил он, отводя взгляд в сторону, чтоб не расстраиваться, — ты Венерические болезни и сифилис. 13 глава отлично знаешь, что, в сути, они поступили верно. Необходимо же кому-нибудь было защищать город от этих (Василиса снизил глас) подлецов... И притом зря ты думаешь, что так просто сошло с рук... Я думаю, что он...

Ванда впилась очами и закивала головой.

— Я сама, сама сходу это сообразила... Естественно, его ранили Венерические болезни и сифилис. 13 глава...

— Ну, вот, означает, нечего и ликовать — «сошло, сошло»...

Ванда лизнула губки.

— Я не радуюсь, я только говорю «сошло», а вот мне любопытно знать, если, не дай боже, к нам явятся и спросят тебя, как председателя домового комитета, а кто у вас наверху? Были они у гетмана? Что ты Венерические болезни и сифилис. 13 глава будешь гласить?

Василиса нахмурился и покосился:

— Можно будет сказать, что он доктор... В конце концов, откуда я знаю? Откуда?

— Вот то-то, откуда...

На этом слове в фронтальной прозвенел звонок. Василиса побледнел, а Ванда повернула жилистую шейку.

Василиса, шмыгнув носом, поднялся со стула и произнес:

— Знаешь что? Может быть, на данный Венерические болезни и сифилис. 13 глава момент сбегать к Турбиным, вызвать их?

Ванда не успела ответить, так как звонок в ту же минутку повторился.

— Ах, Боже мой, — тревожно молвил Василиса, — нет, необходимо идти.

Ванда взглянула в испуге и двинулась за ним. Открыли дверь из квартиры в общий коридор. Василиса вышел в коридор, пахнуло холодком Венерические болезни и сифилис. 13 глава, острое лицо Ванды, с тревожными, расширенными очами, выглянуло. Над ее головой в 3-ий раз навязчиво затрещало электричество в блестящей чашечке.

На мгновенье у Василисы пробежала идея постучать в стеклянные двери Турбиных — кто-либо на данный момент же вышел, и не было бы так жутко. И он побоялся это сделать. А Венерические болезни и сифилис. 13 глава вдруг: «Ты чего стучал? А? Боишься чего-то?» — и, не считая того, мелькнула, правда слабенькая, надежда, что, может быть, это не они, а так чего-нибудть...

— Кто... там? — слабо спросил Василиса у двери.

Тотчас же замочная скважина отозвалась в животик Василисы сиповатым голосом, а над Вандой к Венерические болезни и сифилис. 13 глава тому же еще затрещал звонок.

— Видчиняй, — хрипнула скважина, — из штабу. Та не отходи, а то стрельнем через дверь...

— Ах, Бож... — выдохнула Ванда.

Василиса мертвыми руками скинул болт и тяжкий крючок, не помнил и сам, как снял цепочку.

— Скорийш... — грубо произнесла скважина.

Мгла с улицы взглянула на Василису кусочком сероватого неба, краем Венерические болезни и сифилис. 13 глава акации, пушинками. Вошло всего трое, но Василисе показалось, что их еще больше.

— Позвольте выяснить... по какому же поводу?

— С обыском, — ответил 1-ый вошедший волчьим голосом и как-то сходу надвинулся на Василису. Коридор оборотился, и лицо Ванды в освещенной двери показалось резко напудренным.

— Тогда, извините, пожалуйста, — глас Василисы Венерические болезни и сифилис. 13 глава звучал бледно, бескрасочно, — может быть, мандат есть? Я, фактически, мирный обитатель... не знаю, почему же ко мне? У меня — ничего, — Василиса мучительно желал сказать по-украински и произнес, — нема.

— Ну, мы побачимо, — ответил 1-ый.

Как во сне двигаясь под напором хрустящих в двери, как во сне их лицезрел Венерические болезни и сифилис. 13 глава Василиса. В первом человеке все было волчье, так почему-либо показалось Василисе. Лицо его узенькое, глаза мелкие, глубоко сидящие, кожа серенькая, усы торчали клочьями, и небритые щеки запали сухими бороздами, он как-то удивительно косил, смотрел иноходью и здесь, даже в узеньком пространстве, успел показать, что идет нечеловеческой, ныряющей Венерические болезни и сифилис. 13 глава походкой обычного к снегу и травке существа. Он гласил на ужасном и неверном языке — консистенции российских и украинских слов, — языке, знакомом жителям Городка, бывающим на Подоле, на берегу Днепра, где летом пристань свистит и крутит лебедками, где летом оборванные люди выгружают с барж арбузы... На голове у волка была папаха, и Венерические болезни и сифилис. 13 глава голубий лоскуток, обшитый сусальным позументом, свисал набок.

2-ой — гигант, занял практически до потолка переднюю Василисы. Он был румян бабьим полным и веселым румянцем, молод, и ничего у него не росло на щеках. На голове у него был шлык с объеденными молью ушами, на плечах сероватая шинель, и на противоестественно Венерические болезни и сифилис. 13 глава малеханьких ногах ужасные гнусные опорки.

3-ий был с провалившимся носом, изъеденным с боковой стороны гноеточащей коростой, и сшитой и изувеченной шрамом губой. На голове у него древняя офицерская фуражка с красноватым околышем и следом от кокарды, на теле двубортный солдатский древний мундир с медными позеленевшими пуговицами Венерические болезни и сифилис. 13 глава, на ногах темные брюки, на ступнях лапти, поверх пухлых, сероватых казенных чулок. Его лицо в свете лампы отливало в два цвета — восково-желтый и фиолетовый, глаза смотрели мученически злостно.


velikij-volshebnik-sozdaet-mir-vo-vsem-mire.html
velikobritaniya-ekonomicheskaya-geografiya.html
velikobritaniya-meri-zhestkoj-ekonomii-ne-srabotali.html